ПАДЁТ ЛИ ТРЕТИЙ РИМ?

Размышления об исторических перспективах России наводят за грустные аналогии. Упадок империй всегда являет сходную симптоматику и неизменно приводит к одинаковому финалу. Уныло, тоскливо, до тошноты предсказуемо. Но патриот, если он не имперский шовинист, а тот, кто неравнодушен к судьбе своей страны и желает сделать для неё что-то полезное – он тот же врач, который призван лечить больного, даже в случае, когда тогда безнадёжен. Как бы не менялась геополитическая конфигурация России в ближайшей историческом будущем, есть проблемы, от которых не уйти при любых таких изменениях, к которым, кстати, общество психологически уже почти готово.

Проблема будущего – это не проблема нефти и газа, и вообще, не проблема экономики. Это прежде сего проблема этно-культурной идентичности: того смыслового комплекса, который составляет основу существования общества. Убрать из него «этно», как очень хотелось бы интернационалистам пробовали: не получается. И никогда не получится, ибо культура, как наличная форма человеческого бытия не бывает ничья. Она всегда связана с конкретным народом: его ментальностью, традициями, историей.  Диалог культур – это симфония «общечеловеческих ценностей», которых никогда не существовало, а взаимодействие специфичностей. Иногда гармоничное, чаще – конфликтное и это совершенно нормально.

Леваки, социалисты, интернационалисты, и всех мастей политкорректные идиоты стремятся всеми силами размыть, нивелировать, отменить, растворить, уничтожить комплекс этно-культурной идентичности и, тем самым, подрубить основы существования своих цивилизаций. В России подобный «проект» исполняет постимперская власть, в парадоксальном союзе с доморощенными талейранами, намеренно заселяющая страну азиатскими варварами. Слово «варвар» здесь – не ругательство, а скорее, научный термин.

Из этой ситуации надо срочно искать выход, пока пожар погромов – этого народного «выхода» не разгорелся по всей стане или мы однажды проснувшись утром, не обнаружили, что стали в своей стране иностранцами.

Выход, на мой взгляд, в разработке и утверждении концепции РУССКОГО НАЦИОНАЛИЗМА. У отечественной интеллигенции это выражение почему-то вызывает злобно-истерическую реакцию. Вот шведский национализм почему-то быть право имеет. Как и польский, итальянский, и даже немецкий! И более того, страшно вымолвить – еврейский!  Но русский – ни-ни! Русский национализм – это суть нацизм, чёрная сотня, охотнорядцы, бесноватый бородач в смазных сапогах с кистенём и проч., и проч. Не поря ли, наконец, прекратить всё это кликушество и на трезвую голову признать очевидное:

– национализм – закономерное и необходимое условие формирования буржуазной нации,

–только буржуазная нация, способна, в свою очередь, построить национальное государство – единственную положительную альтернативу разваливающейся империи,

– буржуазный национализм – есть форма осознания обществом своих национальны (а не имперских!) интересов,

– русский народ, как и всякий другой, имеет полное и неотъемлемое право на реализацию своих национальных интересов,

Осознание  последних требует:

– отказа от имперской мифоидеологии и имперских политических практик,

– цивилизованный «развод» с носителями нерелевантных этно-кульутрных традиций. Прежде всего, Северного Кавказа и Средней Азии.  Речь не идёт о том, кто лучшее или правильнее: такая постановка вопроса – и есть нацизм. Но мы – разные! Несовместимо разные. Это есть «медицинский факт» и его достаточно для «развода»,

– выработка национальной идеологии, основанной на решительном преодолении ДИКТАРУРЫ ЛИЦИМЕРИЯ – толейрантно-политкорерректного мировоззрения, на основе которого осуществляется капитуляция европейкой в широком понимании цивилизации пере лицом новых варваров.

Пока противодействие этой подлой, насквозь лживой и демагогической идеологии идёт лишь с правоконсервативных позиций, которые сами по себе слишком слабы, неубедительны и архаичны. Нужны новые идеи, но прежде всего психологическая готовность не опускать стыдливо глаза в ответ на демагогические обвинения в расизме, фашизме, колониализме и прочих смертных грехах. Сорвать, наконец, гитлеровские усики со слова «национализм». Вообще, корень проблемы в том, что послевоенное осуждение нацизма зашло слишком далеко и с грязной водой нацизма был выплеснут и ребёнок – здоровое и разумное националистическое начало. Путь к гражданскому обществу лежит через буржуазный национализм, и обходных путей не предусмотрено. Для Запада, на повестке дня стоит вопрос о его реабилитации, для России – в его формировании на обломках постимперского ландшафта. Это не вопрос идеологии или интеллектуальных предпочтений: это вопрос выживания белой цивилизации. Надеюсь, само выражение «белая цивилизация» не станет поводом для обвинений в расизме.

Решение названного вопроса имеет два главных аспекта: идейно-мировоззренческий и практический.

В мировоззренческом аспекте, следует прежде, отбросив нагромождения словесного мусора,  всего чётко и ясно артикулировать главную проблему: выживание и исторические перспективы белой цивилизации. По отношению к этому вопросу и пройдёт водораздел между её патриотами (с первоначальном смысле этого слова) и её могильщиками. При этом, никакой общей повестки, никакого общего дискурса и никаких общих ценностей с «могильщиками» быть не может. Ключевые принципы в диалоге с ними: называть вещи своими именами, долой политкорректность, последовательная нетерпимость к лицемерию, неприятие двойных и тройных стандартов. В противостоянии с леволиберальной демагогией необходимо перейти от стыдливой обороны к наступлению и, первым делом, нанести удар по «священным коровам» – ключевым демагогемам.

Первая – концепция абстрактных «прав человека». Речь не идёт о том, чтобы делить людей по расовому или национальному признаку, но о том, чтобы перестать игнорировать их естественное разделение на  людей цивилизации и варваров. У человека цивилизации варвара не может быть одинаковых прав! Неужели не видно, к чему приводит наделение охлоса правами демоса? Впрочем, оптика «политкорректных» настолько своеобразна, что апелляции к зрению здесь неуместна. Итак, первый неполиткорректный принцип: С ВАРВАРОМ – ПО-ВАРВАРСКИ! И никакой терпимости, никакой толерантности, если хотим выжить. Разным людям – разные права! А критерий – тип ментальной конституции и соответствующий культурно-цивилизационный статус. Не стану сейчас, в этой связи, разъяснять разницу между цивилизованным человеком и варваром: научный разговор на эту тему слишком долго и специфичен, а на обыденном уровне, для тех, кто имеет глаза, разница и так очевидна. Главное, не поддаваться на попытку подменить разговор о противостоянии варвару малохольной болтовнёй о том, какие они бедные-несчастные, затурканные-затравленные и как мы все перед ними виноваты и, что только бесконечной благотворительностью можем не то, чтобы смыть, но лишь немного загладить свою перед ними вину. Хватит!

В России вопрос осложняется тем, что идеологема прав человека служит оружием в борьбе с имперским деспотизмом и репрессивной машиной режима. То, что на Западе давно отцвело и сгнило, здесь ещё не дало даже заметных всходов. Стало быть, саму концепцию прав человека отбрасывать нельзя. Необходимо лишь её переосмыслить, что требует отдельного разговора. 

Рядом с абстракцией прав человека пасётся и другая священная корова: идея недопустимости коллективной ответственности. В основе этого исключительно вредного заблуждения – неспособность абстрактного либерального гуманизма видеть другого как действительно ДРУГОГО, а не проекцию самого себя. Политкорректный идиот или лицемер отказывается видеть любом субъекте что-либо иное, кроме ЛИЧНОСТИ. Личностные качества и соответственно, личностный статус со в семи присущими ему правами и свободами априорно вменяется всем без исключения. Но там, где нет личности, не может быть и персональной ответственности. Если субъект неважно, по каким причинам увиливает от персонального нравственного выбора и действует как бессознательный агент коллективной воли, то тем самым он лишает себя права рассматриваться как субъект персональной ответственности. В общем случае, носители до-морального сознания могут выступать лишь в качестве субъекта коллективной ответственности. Это не фашизм, не нацизм и прочие  страшные «измы»! Это просто здравый смысл. Ведь варвар не может быть личностью. Он – по природе своей существо коллективное, а разнузданный индивидуализм – не есть проявление личностного начала. Если диаспора укрывает своих членов от персональной юридической ответственности, то стало быть, она целиком и должна нести за него ответственность.

Третья священная корова – миф общечеловеческих ценностей. Опровергать миф рациональными аргументами и доказывать, что у цивилизованного человека  – одни ценности, а  варвара – другие  – бесполезно. Согласно мифу, поскольку люди по природе своей одинаковы, то стало быть одинаковы и их ценности. Все люди стремятся к свободе, демократия – высшая и последняя форма социально-политияческих отношений, пригодная везде и всегда и т.д. и т.п. И сколь бы очевидный опыт не показывал обратное, индуцированные мифом будут,  игнорируя реальность  с шизофреническим упорством его повторять. Задача не в том, чтобы их переубедить: это невозможно. Но в контексте дискуссии, необходлимо ясно сформулировать альтернативную позицию. Где нет демоса, там не может быть демократии. Где нет ответственных, самостоятельно мыслящих граждан, там не может быть всеобщего избирательного права. С каждым культурно-историческим субъектом следует говорить не на языке абстрактно-гуманистических (читай, либеральных) ценностей, а на его собственном и единственно понятным ему языке. Если субъект понимает лишь язык насилия, значит, на нём с ним и следует разговаривать. Если субъект желает жить при деспотическом антидемократическом режиме, то нельзя отнимать у него это право. А вот паразитировать при этом на ресурсах демократических стран позволять нельзя. В связи с этим, необходлмо разрушить одно из главных табу абстрактно-гуманистического мировоззрения: неприятия любого насилия. Применение этого табу в политкорректном дискурсе – едва ли не самое яркое свидетельство фанастического, зашкаливающего лицемерия.  Варварам: террористам. паразитам, погромщикам и т.п. позволено всё. На них запрет на насилие не распространяется. Они как бы в своём праве: что ж, на то они и варвары! Зато на тех, кто имеет наглость давать отпор, обрушивается шквал осуждения. Эта мерзость сегодня зашла так далеко, что пора уже дать на неё надлежащий ответ.  

Вообще, проблема кризиса либерально-гуманистического дискурса имеет глубокие корни. Все общества и истории, так или иначе, решали проблему гармонизации социального и индивидуального начал. И везде, кроме цивилизации Запада, этот вопрос решался в пользу социума, т.е. индивидуальное начало подчинялось социальному, хотя и не могло никогда  нём полностью раствориться. Сейчас, впервые в истории наблюдается системный кризис антропоцентрической цивилизации Запада, цивилизации, ориентированной на свободную, самоактивную личность. Современность тои дело порождает проблемы, принципиально неразрешимые в рамках сложившегося дискурса: этического, политического, антологического.

Историческая диалектика неумолима: носитель ренессансного духа на сегодняшний день деградировал до тупого, пресыщенного потребителя, духовно ничтожного, но преисполненного чувством собственной значимости. Есть ли выход? Может ли состояться вторая редакция проекта Модернити?  От ответа на этот вопрос зависит историческая судьба Запада.

Что же касается России, то здесь главный вопрос связан с бесконечным увиливанием от ясного цивилизационного выбора: Европа или Азия? Это, в свою очередь, обусловлено неизбывным культурным расколом российского общества на европейскую и азиатскую части. Сейчас, когда у носителей этих двух общностей уже по сути не осталось общих культурных кодов, тянуть больше нельзя. Пора определяться. И делать это надо быстро, пока путинский режим не навязал нам в сограждане критическое количество варваров. Падёт ли Третий Рим? Рано или поздно, падёт, ибо как заметил Гегель, «достойно смерти всё живущее». Но рано или поздно – для нас не всё равно! И поскольку ждать понимания и адекватных действий от Кремля не приходится, следует начинать действовать самостоятельно. Прежде всего, необходима широкая общественная дискуссия о пакете законов о ЗАЩИТЕ ЭТНО-КУЛЬТУРНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ. Вопрос этот должен быть поставлен ясно и недвусмысленно. И обсуждаться он должен вне навязанных рамок псевдогуманистического дискурса. За обсуждением должна последовать самоорганизация носителей цивилизованного национального самосознания для принятия необходимых мер по названной защите этно-культурной идентичности без оглядки на позицию Кремля. Если, защищая этно-культурную идетничность, удастся активизировать буржуазное национальное самосознание, то, тем самым, российское общественное сознание войдёт, наконец, в тот самый проект Модерн, из которого сегодня «выпал»  послевоенный Запад. Но повторять в точности его путь нам совершенно не обязательно.

Всё это, разумеется, весьма общие наброски возможного будущего, но и они всё же лучше, чем звенящая пустота исторического небытия после падения Третьего Рима