Минимизировать

ЧАСТЬ II

 

ДВЕ ДОРОГИ

 

Глава 1

 

Алвиурийская империя существовала уже почти две тысячи лет. Чего только не было в её долгой истории! Бесконечные войны с многочисленными соседями, затяжные смуты и тревожные годы безвластья, набеги кочевников и жестокие схватки сатрапов, народные волнения и опустошительные эпидемии – все эти события, оставляя глубокие шрамы на теле страны,  неизменно излечивались временем. Казалось, ничто не способно выбить империю из колеи вечного возвращения к установленному порядку. Отстраивались заново сожжённые и разрушенные города и деревни, вновь возделывались заброшенные поля, а главное, неизменно восстанавливалась священная власть императора, а это означало, что жизнь  продолжала течь в согласии с волей богов. Более того, переживая очередное лихолетье, Алвиурия поднималась окрепшей и набравшейся нового опыта. Древняя столица – Канор, извечная резиденция императорского дома, – по-прежнему была недосягаема для врагов, одновременно подавляя и притягивая  ближних и дальних соседей своей пышностью и величием.

 На границах  установилось почти ничем не нарушаемое  спокойствие. Варварская окраина была приручена. За долгие века общения с империей  полудикие кочевые племена  осели на прилегающих к границам землях и, служа сатрапам приграничных провинций, вместе со знаниями и вожделенными товарами, приходящими из Алвиурии, постепенно впитывали правильный и благородный жизненный порядок. Так купцы, чиновники и, конечно же, искусные столичные дипломаты сделали то, что не было под силу воинственным правителям и их полководцам - нашествия дальних варваров или армий соседних государств вязли в поясе прирученной полуварварской окраины, как правило, не доходя до границ самой метрополии. Другие же направления надёжно прикрывала регулярная императорская армия и флот.

Откуда же черпала силы Алвиурийская держава?

Согласно древнему преданию, с детства известному каждому жителю страны, первый великий вождь и патриарх алвиурийского народа Вэйнир привёл тогда ещё  немногочисленное и уставшее от скитаний в поисках места обитания племя к горе, названной позднее Аргренд. Эта небольшая гора стояла особняком, странным образом возвышаясь среди невысоких, покрытых лесами холмов, недалеко от широкой реки, получившей имя Утаур.

В расщелинах горы Вэйнир, ведомый внушённым богами знанием, обнаружил необыкновенную пещеру. Череда подземных коридоров, узких проходов и просторных гротов, украшенных огромными сталактитами и каменными столбами с причудливо оплывающими формами, заканчивалась огромным подземным залом. Из его дальнего конца струился необыкновенный зёлёно-голубой свет. Он казался поначалу неярким, но когда патриарх и следующие за ним люди немного приблизились, огонь их факелов померк, поглощённый холодным сиянием. Отверстие, излучавшее свет, было величиной в три человеческих роста в высоту и два  в ширину. Края его обрамляла правильной формы полукруглая арка, вытесанная из единого монолита неизвестной породы. На её безупречно гладкой поверхности  были выбиты изображения семи фигур – точки, прямой, круга, треугольника, квадрата, креста и спирали.

Только самому Вэйниру было дано вплотную приблизиться к арке. Остальные же были остановлены неведомой и непреодолимой силой, исходящей из отверстия. Остановившись у самой черты света, патриарх обернулся назад и повелел сопровождающим вернуться к племени и передать его слова. «Именно здесь, где открыта дверь между миром людей и миром высших сил, надлежит остановиться и начать новую жизнь. Эта гора и эта пещера станет теперь пристанищем всех душ нашего народа. Стройте селения вокруг горы и ждите моего возвращения». Так сказал Вэйнир и, шагнув за арку, исчез в лучах холодного сияния, а идущие с ним вернулись и передали народу его слова.

 Прошло шестнадцать лет, и Вэйнир вернулся. Он вернулся таким же, каким и ушёл, ничуть не изменившись. Долгое время он будто не узнавал окружающего мира и не мог произнести ни слова, а только глядел куда-то в даль невидящими глазами. Когда же дар речи к нему вернулся, людям был открыт Великий Закон, ставший основой бытования алвиурийского народа на долгие века.

«До сих пор говорили: «Кто родня мне, тот и ближний». Теперь же тот мне ближний, кто одного со мной Закона. Все мы теперь люди Закона и всякого рода человек, Закон принявший, станет нам ближним», – так начал Вэйнир свою первую речь о Великом Законе.

«Волей высших сил оказались мы на дороге, оставив за спиной Золотой век. Неразумен, кто, выйдя на дорогу, помышляет о возвращении, боясь трудностей пути. Ибо, только вперёд идя, можно назад вернуться. Двинемся же по дороге! Будем давать вещам имена, но имена эти да будут близки нам, как наши собственные. Будем обрабатывать землю, строить жилища и возводить дамбы, рыть колодцы и тесать камень, но будем возделывать всякую вещь, как наше собственное тело, – с трепетом и осторожностью. Ибо всякая вещь связана нитями судьбы со всем миром. Не нужно бояться потеряться в малостях, если помнишь о великом. И когда будут все вещи названы и мир именами переполнится, когда погаснет свет позади, а свет впереди покажется, когда все части, до неразличимости измельчившись, вновь сольются в целое, когда Закон не силой извне приходящей будет, а внутри проснётся, и не останется у человека ни друзей, ни родных, ни богов, ни советчиков, ни радости обладания, ни тоски  покинутости, – тогда войдёт весь народ Закона в Ворота Света. И обретёт новый Золотой век в конце дороги. Теперь же - только начало. А назад в царство счастливого неведения нет больше дороги. А кто вернуться думает, пусть птицам и зверям завидует и им подобен будет. Не для них Великий Закон»

 Вэйнир поведал народу много секретов о строительстве домов и других сооружений, о возделывании земли, обработке металлов, о приручении животных и о многом другом, благодаря чему алвиурийцы быстро возвысились над соседними народами. Установил Вэйнир и правила священных ритуалов для общения с богами и духами и обряды для связи с душами предков. Но главное, что дал  патриарх алвиурийскому народу, был Великий Закон жизненного порядка или закон пути между краями, как его иначе называли. Был Закон для всех и тайное знание для избранных. Последнее было открыто лишь колдунам, давшим начало корпорации жрецов Пещеры Света. Позднее слова тайного знания были начертаны на стенах священного подземного зала, где жрецы-неофиты проходили последнюю ступень посвящения.

 Кульминацией ритуала было приближение посвящаемого к Воротам Света. Чем ближе удавалось ему подойти, тем выше была ступень его посвящения. Последние шаги навстречу свету и неведомой останавливающей силе несли озарение ветром истины. Но не чувствующий опасную грань и делающий лишние полшага наперекор встречной силе мог навсегда потерять жизнь или рассудок. Отсюда, по числу шагов, оставшихся до границы арки, происходили и титулы посвящённых: «жрец Пещеры Света пятого шага», или, проще, «жрец седьмого с половиной шага». Потому и не могло оказаться среди жрецов Пещеры Света людей случайных, лукавых или недостойных.

Лишь одному человеку, не принадлежащему к корпорации жрецов Пещеры Света дозволялось лицезреть сами Ворота и стены с текстами тайного знания. Наследственный  правитель Канора и всей Алвиурии, через много веков после времён Вэйнира принявший титул императора, спускался в Пещеру Света для прохождения ритуала вступления во власть. Все же иные мудрецы, учителя, пророки и оракулы, из века в век толковавшие, комментировавшие и дополнявшие Великий Закон, проходили обряд жреческого посвящения и лишь потому были признаны народом.

Выполнив своё предназначение среди людей, Вэйнир, постарев за пять лет, как за двадцать пять, вновь вошёл в Ворота Света. На этот раз навсегда. Но алвиурийский народ уже двинулся по дороге. Сыновья Вэйнира расширили границы страны Великого Закона, и множество новых племён влились в неё, начав, таким образом, свою историю.

Кругами разрасталась вокруг горы и сама столица. Каждый новый правитель считал своим долгом добавить что-либо к облику священной горы. Постепенно её стихийные естественные  формы  стали приобретать архитектурную правильность. А после того, как один из столичных мудрецов сказал, что изменение облика горы отмечает расстояние, проходимое страной по начертанному патриархом пути, ибо царство стихийного неведения и первозданной естественности, просматриваясь всё менее и менее, остаётся позади, дальнейшая обстройка горы стала традиционным делом престижа для каждого нового правителя. Со временем сама гора уже не различалась, будучи встроенной в сердцевину гигантского архитектурного сооружения с многочисленными храмами, гробницами, тайными ходами и лабиринтами, переходами и галереями, залами учёных занятий, святилищами и многими другими помещениями.

Жрецы Пещеры Света венчали жреческую иерархию страны. Ни один их коллега из любого другого храма или святилища, какому бы могущественному богу он ни служил, не мог приблизиться к ним по силе своего авторитета и влияния на светскую власть. Лишь в наставниках появившихся позднее духовных братств и монастырей народ видел равную им духовную силу. Но учёные монахи, достигая высот просветления и совершенства в искусствах, редко покидали пределы своей обители и, откликаясь иногда на призыв светских правителей, лишь в самых исключительных случаях принимали участие в делах страны. Что же касается жрецов Пещеры Света, то их участие в судьбах империи всегда было весьма активным и благотворным, поскольку исходящие от них решения неизменно оказывались наиболее мудрыми и дальновидными.  

 Когда пределы страны расширились, потомки сыновей  Вэйнира, построив себе города-резиденции вдали от столицы, вознамерились отделиться от власти Канора и жить и править самостоятельно. Дошло и до военных столкновений, но настоящую войну и неизбежный её результат – распад страны удалось предотвратить. Жрецы Пещеры Света сумели примирить столичного правителя со строптивыми сатрапами, предсказав упадок и гибель страны как в случае войны, так и в случае полной победы какой-либо из сторон. Авторитет жрецов был непререкаем, власть была поделена и священный договор был занесён в таблицы Большого Закона. А это означало, что он не подлежит пересмотру или отмене ни при каких обстоятельствах. С тех пор правитель Канора и принял титул императора.  

Несколько столетий спустя, когда страна была на подъёме своего могущества, императорская армия одерживала одну победу за другой и границы Алвиурии разрастались на глазах, поглощая всё новые племена и народы. Полки уходили в походы на долгие годы, и обилие военной добычи и рабов стало приводить в упадок ремёсла, а городские жители начали привыкать к праздности и развращающему изобилию. Но неуёмная жадность, гордыня и слепая страсть к властвованию  толкали к всё новым и новым завоеваниям. И кто знает, чем бы всё это кончилось, если бы император Вилтфанк из рода Скальтеров, сменивший воинственную династию Аментиаксов, не прислушался к советам жрецов, и не прекратил захваты новых земель. А его сестра, унаследовавшая престол бездетного брата, успела всё же за недолгие годы своего правления сделать главное дело своей жизни. Запрет на завоевательные походы, имеющие целью изменение границ империи путём присоединения новых территорий, был введён в Большой Закон. Без поддержки жреческой корпорации императрице никогда не удалось бы сломить сопротивление алчной аристократии и тщеславных стратегов. Интриги и заговоры не прекращались на протяжении всего её правления. А после её таинственной смерти  аристократия, открыто злословя, пыталась опорочить её имя, за что, впрочем, вскоре жестоко поплатилась.

Клагвинд – сын-наследник императрицы, один из самых жестоких и эксцентричных императоров безжалостно вырезал, к восторгу народа, в одной только столице не менее двухсот аристократических домов. А за злословие на особу императора или его родственников отныне вошло в употребление страшное наказание: виновников живыми закапывали в землю, и головы их становились добычей городских собак.

 Однако главное было в том, что завоевательные походы прекратились навсегда, и империя была спасена, как говорили жрецы, от несварения желудка. Прошли века, и мудрость жрецов Пещеры Света и внимавших им правителей стала очевидной почти для всех. Возвышаясь над соседями, Алвиурия научилась черпать силы внутри себя, и это помогало людям Великого Закона превозмогать любые бедствия.

Теперешние времена, пожалуй, нельзя было назвать чересчур трудными. Заведённый уклад жизни держался крепко. Границам империи никто всерьёз не угрожал, да и внутри дела шли как будто неплохо.

 Были, однако, два беспокоящих обстоятельства.

 Первое было известно и понятно всем. Восьмому императору династии Мингартов Арконсту III было всего семь лет. Нрав юного монарха ещё ни в чём не успел проявиться, и о нём народ не знал почти ничего. Это томительное неведение давало пищу обильным и часто фантастическим домыслам и выдумкам. От подрастающего императора ждали кто катастрофических бедствий, а кто чуть ли не наступления нового Золотого века. И что самое удивительное, эти резко противоположные ожидания порой высказывались одними и теми же людьми. Но если сам юный император оставался для народа загадкой, то дела и делишки его окружения были прекрасно всем известны. Грызня за власть за спиной малолетнего монарха велась почти в открытую. Столкновения партий придворной камарильи обсуждались не только в богатых домах аристократов и сановников, но и в казармах и на базарах. Частые переходы реальной власти от одной группировки к другой нарушали строгий иерархический порядок государственного управления. Чиновный аппарат лихорадило, а местные правители, боясь сделать неверный ход, медлили с принятием решений.

На фоне брезгливого нейтралитета жрецов дворцовые интриги с громкими обвинениями и поспешными казнями, таинственными убийствами и откровенным шантажом выглядели особенно отвратительно. Но главные стороны-участники - партия регента, опирающаяся на новую военную элиту и сильнейших сатрапов, и партия дяди молодого императора, за которой стояли старая военная верхушка,  и влиятельные  аристократические роды, казалось, в пылу непримиримой борьбы вконец оторвались от реальности. Силы группировок были примерно равны, и малейшее изменение расстановки сил могло стать решающим. Однако многие влиятельные силы, и в том числе зловещая служба тайного сыска, предпочитали выждать, «благородно» присоединившись – нейтралитету жрецов. И хотя  витал в стране дух томительной неопределённости, хоть и ждали в далёких провинциях недобрых вестей из Канора, хоть и был государственный аппарат скован нерешительностью и сбит с толку безначалием, всё же больших бедствий страна не ждала. Подобные истории  случались, и не раз.  

Но была и другая тревога, которая имела  подспудные и неявные причины,  открытые лишь особо проницательным умам. Что-то менялось в мире и исподволь подтачивало извечный порядок, стоящий на Великом Законе древности. Нет, авторитет Закона не был поколеблен. Просто всё большее и большее число людей стало сталкиваться с вопросами,  на которые древний закон не давал ответов. Возводя все новые этажи здания жизненного порядка, осваивая всё новые и новые  ремёсла и науки, людям всё более приходилось полагаться только на себя. А это означало, что голоса богов, духов, демонов и других многочисленных обитателей запредельного мира слышались всё тише и неопределённее. Без их подсказок и наставлений жизнь в мире становилась тягостной и пугающей. Слишком много разных сил развелось в мире, и человек терялся, не в силах найти между ними своё место. А древний закон, призванный регулировать то, что не регулировалось непосредственно высшими силами, не мог всё предусмотреть. Линия судьбы, которая в прежние времена прочерчивалась высшими силами открыто, на глазах у самого человека, стала теперь теряться в тумане непредсказуемых обстоятельств. Мир становился большим и сложным и уже не походил на большую семью, где каждый твёрдо знал своё место. В этом мире приходилось принимать решения самостоятельно, руководствуясь только лишь волей к выбору, а не с чужого запредельного голоса или из-за прикрытия безличного непререкаемого обычая. Мало кто был к этому  готов.

 Не стало больше правил, которые нельзя было бы нарушить, но и нечем было оправдать нарушение. Тяжкий груз внутренней ответственности лёг на плечи невольных обитателей большого мира, тех, чьи души оказались смущены и испуганы ветром космического сиротства. И тогда в умах, мучительно собирающих рассыпающуюся мозаику бытия, стал смутно пробуждаться вопрос – откуда зло? Путь, пройденный по дороге, был ещё не столь велик, и, говоря словами патриарха, свет, горящий позади,  был ещё хорошо виден. Это означало, что внутренняя связь с теми временами, когда всё было связано со всем, а имена и орудия лишь вынужденно заменяли прямое знание и прямое действие, ещё не была полностью утрачена и каждая вещь сама говорила о пути своего отпадения от первозданного единства. Поэтому вопрос «что это?» растворялся в вопросе «откуда это?». Но вопрос о всеобщем, пронизывающем большой мир зле, чей лик прятался за множеством непослушных, живущих своей собственной жизнью вещей и своекорыстными и непредсказуемыми в своей беспринципности поступками людей, был совершенно непривычен. Эта непривычность одновременно и пугала, и захватывала дух, маня открытием глубинных тайн вселенной. Дух исканий вихрем подхватывал растерянных людей, понуждая их в поисках общего пути сбиваться в общины и секты, поскольку почти ни у кого ещё не было духовных сил стоять в одиночку против большого и запутанного мира.    

Наступали времена когда, по словам одного из наставников духовных братств, «человеческие судьбы сдвинулись с предуготовленных мест». Что-то менялось под солнцем, и к этим переменам одни присматривались с надеждой на избавление от неопределённости, другие –  с тревогой и тоской по старым временам.