Минимизировать

Глава 15

 

– А правитель-то и впрямь нездоров. А я думал, ты мне наврал, – проговорил Сфагам, когда Тамменмирт в сопровождении охранников вошёл в комнату.

Рамилант не ответил. Он не спускал глаз с правителя. Тот действительно выглядел не лучшим образом. Лицо и одежда были выпачканы бобовой кашей и запёкшейся кровью. Но взгляд правителя был твёрд, и все почувствовали исходящую от него силу.

– Кто это? – спросил Сфагам у офицера, который всё это время вёл с ним переговоры.

На монаха устремились удивлённые взгляды. Правитель горько усмехнулся.

– Ты не узнаёшь Тамменмирта? – спросил Рамилант.

– Кто такой Тамменмирт? – последовал  вопрос.

– Тамменмирт был правителем Амтасы, пока не отрёкся. – Голос Рамиланта не обрёл решительности, несмотря на все его старания.

– Неужели ты в самом деле отрёкся от власти? – обратился Сфагам к правителю.

– Прошу тебя, вырви ему язык. Тебе это не составит труда, – спокойно ответил тот.

– Итак, – громко сказал Сфагам, – перед нами Тамменмирт, законный и полновластный правитель Амтасы. Не так ли?

Несколько гвардейцев и один офицер, уловив едва заметные знаки конвойных, молча подошли к правителю и стали рядом, держась за рукоятки мечей.

– Предатели, – процедил Рамилант.

– Уж кто бы говорил... – тихо хмыкнул правитель.

– Мы привели его, монах! Отпусти Рамиланта!

– Держите!

Сила пинка была столь велика, что Рамилант, необъяснимым образом перелетев через распростёртые на полу тела и угодив в объятья своих подчинённых, едва не сбил их с ног.

– Убейте его! – крикнул он, показывая на правителя, едва став твёрдо на ноги.

Трое гвардейцев кинулись было к правителю, но путь им преградили стражники-конвойные.

– Вы слышали! Тамменмирт остаётся законным правителем. Одумайтесь и...

Зазвенели клинки.

Сфагам в однин прыжок оказался рядом. Его меч вмиг расчистил пятачок, оттеснив противников к двери. Бой переместился в коридор.

– Держи! – Римпас бросил Сфагаму его меч.

Тот признательно кивнул, запустив ненужным теперь трофейным оружием в кого-то из атакующих его гвардейцев.

        

* * *

Вторая попытка Гембры пробраться в дворцовые помещения через окно оказалась более удачной. Во всяком случае, оказавшись в небольшом коридорчике, она сразу ни на кого не наткнулась. Эта часть дворца была занята подсобными службами и удалена от главных помещений с их суетой и неразберихой. Здесь было тихо и безлюдно. В коридоре было несколько дверей, но все они оказались заперты. Пришлось идти наугад. Бесконечные коридоры пересекались и путались, как в лабиринте. Кроме того, лестницы вели всё время вниз, гладкая полировка пола сменилась неотёсанным камнем, редкие масляные светильники, укреплённые на шершавых стенах, почти не давали света. Это был уже не первый этаж, а подземелье. Пройдя очередной коридор, Гембра остановилась в нерешительности. Перед ней открылось круглое помещение. Вместо пола - заполненный водой провал. Обойти водоём было невозможно. Длинный и узкий перекидной  мостик стоял, прислонённый к стене, на другой стороне. А за ним в скупых лучах дневного света виднелась круто поднимающаяся вверх винтовая лестница.

«Переплыть», – мелькнула первая мысль. Гембра уже нагнулась было для прыжка, но тут же в ужасе отшатнулась. На поверхность тёмной гнилой воды всплыла ребристая спина крокодила. Мутная рябь взбила скупые блёстки и в других местах тусклой водной глади. Когда холодные тиски испуга отпустили сердце, девушка ещё раз осмотрела стены. Осторожно ступила она на узкий бордюр, опоясывающий стены водоёма. «Когда ты предчувствуешь какую-нибудь неприятность или тебе даже явно что-то грозит - перечеркни эту мыслеформу косым крестом и скажи про себя «Нет!» – вспомнились ей слова Сфагама, сказанные перед одним из занятий. «Так вот, значит, почему тебя ничего не берёт!» – смеясь, ответила она тогда.

– Это только кажется, что просто. Главное  – это не бояться опасности и даже не желать избавиться от неё.  Надо её просто перечеркнуть, отстранить от себя. В тех случаях, когда эту опасность ты заработал себе сам, – это помогает.

– А разве бывает иначе?

              Бывает, что испытания посылаются высшими силами направленно. Тогда– дело другое.

«Я не упаду! Будьте вы прокляты! Не упаду!» – напористо говорила воля, привыкшая идти наперекор обстоятельствам. Но её голос будто тонул в вязком тёмном пространстве. Гембра глубоко вздохнула, стараясь очистить сознание, как её учил Сфагам. ...Вон та точка, примерно в одной четверти пути до конца... Неожиданный всплеск, тень в воде, резкая слабость в коленях, улетающая вверх чёрная твердь потолка,… Тяжёлые объятья грязной воды... Гембра ещё раз глубоко вздохнула. Решительный, но не от воли идущий косой крест перечеркнул видение. «Этого не будет. Просто не будет, и всё»! Прижавшись к стенке, Гембра стала мелкими шажками продвигаться вперёд, стараясь не смотреть вниз. Бордюр был не только холодным и узким, но и довольно скользким. Но к всплескам и шевелениям снизу Гембра было внутренне готова. В том самом месте холодный ком подступил к сердцу, и движение замедлилось. «Ну и что?… Подумаешь...»

Негромкий плеск, и бурая, бесконечно длинная крокодилья морда вертикально вытянулась вверх из воды,  на несколько мгновений застыла на уровне колен девушки и затем шумно плюхнулась обратно. Сама удивляясь своей выдержке, Гембра, переведя дух, двинулась дальше. Наконец проклятый бордюр кончился, но у подножья винтовой лестницы пришлось постоять ещё несколько минут в ожидании, пока уймётся дрожь.

* * *

Бой в коридоре продолжался. Хотя ещё пятеро гвардейцев перешли на сторону правителя, сторонников заговора было по-прежнему больше. Однако коридор был недостаточно широк, чтобы они могли в полной мере использовать своё преимущество. К тому же на стороне правителя сражался Сфагам, и это немало отражалось на соотношении сил. Едва ли не каждый его удар наносил урон неприятелю. Лишь выставленные вперёд три-четыре копья способны были блокировать его молниеносные манёвры. Сторонники Тамменмирта перешли к атаке, медленно тесня заговорщиков вдоль коридора. Правитель тоже хотел было взяться за меч, но его уговорили остаться в отвоёванном у противника кабинете. Рамилант руководил действиями своих подчинённых, надёжно укрывшись за их спинами.

Оставшись в кабинете, Тамменмирт не терял времени, превратив убежище в штаб. Сфагам слышал, как за его спиной правитель решительным голосом отдавал быстрые распоряжения. Верные стражники  пропускали в кабинет слуг, чиновников, писцов. Мелькали и пышные одежды жрецов. Изоляция была прорвана. Заговорщики теряли инициативу и драгоценное время. Нетрудно было догадаться, что скоро в дело вмешается городская гвардия. Но и у защитников правителя положение было нелёгким. Их оставалось всего шестеро, и они вынуждены были перейти от атаки к активной обороне. Сфагам не получил в этом бою ни одной новой царапины, но недавние раны давали о себе знать. Особенно беспокоило сломанное ребро и рана в боку. Усилием воли он подавлял приступы боли, но силы уходили через раны, словно сквозь дыры. В бою на свободном пространстве он давно сделал бы решающий прорыв, но здесь приходилось отвечать лишь вялыми контратаками, которые, впрочем, несмотря ни на что, дорого обходились нападавшим.  После очередной особенно отчаянной атаки, оставив на залитом кровью полу ещё четверых своих товарищей, заговорщики поняли, что решить главную задачу – захватить и убить правителя им – не удастся. Бой складывался так, что даже постоянно появляющееся в дальнем конце коридора подкрепление не обещало быстрой победы.  Это означало, что переворот сорвался окончательно, и надо было теперь думать не о победе, а о спасении своих жизней. Под заслоном из копий Рамилант стал советоваться с группой офицеров.

– Эй, погоди! – крикнул он, выходя из-за заслона с раскрытыми ладонями. Мечи и копья с обеих сторон медленно опустились.

– Давай договоримся! - окликнул он Сфагама

– По новой?

– По новой.

– Говори.

– Мы могли бы вас задавить, но и нам здесь теперь делать нечего.

– Это точно.

– Мы хотим уйти из города, а чтобы нам никто не мешал – прихватим с собой твоего ученика. Отъедем немного от ворот, чтоб ваши не догнали, и отпустим его. Скажи правителю, чтоб распорядился приготовить у ворот лошадей. Семнадцать...

– Сам скажи. Ему решать. Римпас, пригласи правителя для переговоров.

– Особо не спеши... – тихо добавил Сфагам. Раненый Римпас улыбнулся и заковылял назад по коридору, оборачиваясь и поглядывая, как Рамилант нервно теребит холёную бородку.

* * *

 

Винтовая лесенка, казалось, никогда не кончится. У Гембры едва не закружилась голова на её туго закрученных кольцах. Наконец, лестница выбросила её через люк на ровную ярко освещённую открытую площадку.  На белом мраморном полу под сенью маленьких изящных парусных сводов, вознесённых на тонких высоких колоннах, две служанки раскладывали и чистили ковры. «Прекрасно! Значит, я опять на женской половине». Гембра вынула из-за пояса небольшой кинжал, подобранный ей где-то на полу ещё во время беспорядочной беготни по дворцу.

– Какой это этаж? – спросила она у онемевших от удивления служанок.

– Третий.

– Так... А госпожа твоя где?

– На балкон пошла. Народ успокаивать.

– А где у нас балкон?

– Там... – Не приходя в себя от страха и удивления, служанка показала на ведущую вниз галерею. – Вниз по лестнице налево и прямо через нефритовый портик. Оттуда налево – и прямо на балкон.

Гембра на секунду задумалась.

– Ну-ка, подруга, одолжи-ка мне свой мундирчик. Не бойсь. На время. Давай, шевелись, чего рот открыла?

Служанка нерешительно сняла свою длинную сине-жёлтую накидку, какую носили все служанки на женской половине.

Гембра накинула трофей.

– Во, и это тоже! – она пристроила на голову широкую красную повязку.

– Здорово! В служанки, что ль податься?

– Ты знаешь, что тебе за это будет? - в страхе спросила полураздетая служанка.

– А мне сегодня терять нечего! А уж если повесят, то без твоего тряпья. В случае чего, сама подойдёшь и снимешь, если дотянешься. Ага? Ну ладно... некогда мне! Там, говоришь, балкон? Ну, будь здорова!

В галереях и на лестницах было полно стражников, и, не догадайся Гембра переодеться служанкой, её вторая вылазка закончилась бы столь же быстро. Но теперь ей удалось благополучно добраться почти до самого балкона. Она уже видела спину Аланкоры, что-то кричащей в толпу, и слышала несущийся в ответ нестройный гул.

– Стой, куда? – двое стражников, охранявших вход на балкон, преградили ей дорогу.

– Она забыла... Я ей должна передать... Очень важные сообщения. Оттуда... – она кивнула в сторону.

Стражники многозначительно переглянулись.

– Оттуда. Там... Ну, сами знаете... Очень важно. Как раз вот сейчас... для народа...

– А чего?.. – стражник критически осмотрел Гембру, остановив взгляд на её босых ногах.

– Спешила... Срочно ведь. А там вообще...

– Ладно, давай. Но не отвлекай особо.

Гембра проскользнула на балкон.

– ...Я тоже сожалею о том, что Тамменмирт больше не будет править нашим городом... – витийствовала Аланкора.

– Привет! - шепнула Гембра, став за спиной правительницы и приставив остриё кинжала ей под лопатку.

– Чуть что - сразу! Поняла?

– Ты откуда взялась?!

– Прям с дыбы. Приветик тебе от палача. Скоро твоя очередь.

– Я тебя повешу, сучка! - прошипела Аланкора.

– Подумаешь, испугала! Ну, ты не отвлекайся! Давай, объясняй народу, что и как! Только по-честному, поняла? А то – сразу!

Площадь перед балконом гудела. Правительница тяжело дышала, не в силах собраться с мыслями.

– Быть может... – начала она срывающимся голосом, – всё останется по-старому. И жизнь пойдёт своим чередом... как и прежде.

– Где Тамменмирт?

– Хотим видеть правителя! – доносились снизу голоса.

– Успокойтесь и расходитесь по домам. Во дворце всё в порядке... Скоро вы увидите правителя.

Разговор не получался. Было ясно, что Аланкора скорее даст себя зарезать, чем скажет правду, признавшись в измене. Но и вдохновенно врать с кинжалом у спины она тоже не могла.

– Ну, всё! Поговорили и пошли! – Гембра тихонько кольнула правительницу остриём.

           Они шли по галереям и лестницам, сопровождаемые изумлёнными и испуганными взглядами. Гембра уже всё для себя решила. Если станет ясно, что победили заговорщики,  – первый удар ей, второй – себе. «Только бы не улизнула»! – повторяла  она про себя, сжимая руку драгоценной заложницы.

Вот эта лестница... Гвардейцы удивлённо расступились.

– Скажи, чтоб освободили проход... Пошире! – шепнула Гембра.

Аланкора сделала знак рукой, и железный коридор раздвинулся. Они прошли ещё немного вперёд. Оказавшись в коридоре, Аланкора внезапно остановилась. Перед ними в сопровождении двух офицеров стоял Рамилант. За его спиной через небольшое свободное пространство просматривались другие фигуры. Увидев  рядом с правителем и Римпасом Сфагама, Гембра не могла сдержать радостной улыбки. Она даже попыталась сделать ему знак из-за спины своей пленницы. Но тот и так уже всё понял.

– Не останавливайся! Иди вперёд! –  тихо, но твёрдо сказал он.

– Только дёрнись! – Гембра сжала рукоятку кинжала и подтолкнула заложницу вперёд. Та нехотя двинулась дальше. Рамилант сделал  было шаг вперёд, но остановился, наткнувшись на решительный взгляд Гембры. Шаг, ещё шаг. Ступив на ничейную полосу, девушка обернулась, неожиданно почувствовав опасность. Один из офицеров целил ей в спину дротиком. Резко толкнув Аланкору вперёд, Гембра бросилась на пол под свист едва не чиркнувшего по волосам дротика. Она ещё не успела вскочить на ноги, как один из гвардейцев уже оказался рядом с занесённым над головой мечом. Но Гембра успела ударить первой. Оставив кинжал по рукоятку вонзённым в бедро солдата, она,  путаясь и барахтаясь на полу в длинных одеждах, бросилась к своим. Ещё трое солдат кинулись за ней. Тяжёлый клинок снова взвился вверх. Девушка едва успела развернуться навстречу удару, как что-то блеснуло над её головой, и отсечённая по локоть рука солдата, не выпуская меча, упала прямо на неё. Красное пятно потянулось по тонкой сине-жёлтой ткани. Дальше она увидела белеющее на глазах лицо солдата с открытым в немом крике ртом и широко распахнутыми от боли и ужаса глазами. Что-то ещё два раза промелькнуло и глухо просвистело рядом с ней, послышался звук падающего на пол железного копья, и нападающие разом откатились  назад.

– Так что, перемирие закончено? – спросил Сфагам, помогая Гембре подняться.

– Назад, назад! - тихо командовал Рамилант, хотя его подчинённые и сами уже не собирались рваться  бой.

– Значит, переговоры продолжаются, - сказал Сфагам, медленно отступая назад, прикрывая Гембру. Но никто из противников уже ничего метать не намеревался. Они стояли, выставив перед собой щетину копий, следя за каждым движением Сфагама. А позади Аланкору уже крепко держали за руки. Она несильно дёргалась, бросая полные ненависти взгляды на стоявшего рядом  мужа.

– Вовремя ты появилась. Молодец! – тихо сказал Сфагам Гембре. – Итак! - обратился он к Рамиланту, – теперь, как говорится, установилось благородное равновесие. А вас мой ученик, у нас...- некая дама, чья судьба для тебя, надеюсь, не вполне безразлична. Дальше пусть говорит правитель.

– Тамменмирт выступил вперёд.

– Я позволю вам выехать за ворота. Вы получите лошадей. Там отпустите парня.

– Нет! Не там. Дальше! Мы отъедем от стен города, чтобы твоя солдатня нас не догнала.

– Всё равно догонят. Не сейчас, так потом, – тихо проговорил правитель,  обращаясь, скорее, к своим союзникам. – Ну, хорошо. Поезжайте куда хотите. Но Аланкору отпустим не раньше, чем Олкрин вернётся в город.

Последовала пауза.

– Ладно, Тамменмирт. Мы это принимаем. Но имей в виду, что Аланкора сохраняет свои полномочия и она должна покинуть город в повозке правительницы с охраной. И все знаки власти, подтверждающие её права, должны быть при ней.

– Ишь чего захотел, гнус! – процедила Гембра.

– Смотри, Тамменмирт, – продолжал Рамилант, если с её головы упадёт хоть один волос...

– Если хоть один волос упадёт с головы Олкрина, – резко перебил правитель, – то волосы своей подруги ты получишь отдельно с головой впридачу!

Рамилант осёкся. Сфагам удивлённо посмотрел на правителя. Тот понимающе улыбнулся в ответ.

– Ты хороший учитель. Эта тварь его мизинца не стоит. Главное его сейчас выручить...   

     – Хорошо! Мы согласны.

– Есть ещё одно условие.

– Не многовато ли условий?

– Это касается тебя, монах! Когда мы выйдем из дворца и будем пересекать  площадь, ты стой на балконе с серверной стороны, чтобы мы тебя видели.

– И этот трус командовал моей охраной, – хмыкнул правитель.

– Хорошо, я помашу тебе ручкой на прощание, – ответил Сфагам.

– А теперь проваливайте! – резко сказал Тамменмирт. – Сдаётся мне, мы ещё увидимся. И скоро.

– Вот уж не думаю!

 Не заставляя себя ждать, заговорщики покинули коридор.